Huawei Uzbekistan 2
Альтернативная энергетика в Узбекистане

Государство проявляет твердость в своем намерении развивать альтернативную энергетику. В соответствии с «дорожной картой» параллельно запущены сразу три производственных проекта: 1. гелевые аккумуляторы (на базе АО «Узвторцветмет»); 2. биогазовые установки (НХК «Узбекнефтегаз»); 3) фотоэлетрические станции малой мощности (АК «Узэлтехсаноат»). Позволит ли эта мера хотя бы отчасти снизить стоимость ВИЭ-оборудования? Чем будет обеспечиваться сбыт продукции с учетом жесткой ценовой конкуренции с китайскими производителями и конкуренцией по качеству - с европейскими, притом что компании Узбекистана с 1 апреля утратили льготы по локализации?

Сейчас 1-киловаттная фотоэлектрическая станция, в какой-то мере покрывающая скромные бытовые энергопотребности за исключением отопления, с установкой обходится потребителю примерно в 20 млн сумов. За 15 работы ее стоимость амортизируется до нуля, а КПД станет очень низким. Срок службы гелевого аккумулятора (примерно половина стоимости всей установки!) составляет 5-7 лет при идеальных условиях эксплуатации. Следовательно, его придется менять, минимум, 3 раза. Вывод простой и озвучивался на разных уровнях неоднократно: использование подобных устройств в Узбекистане при нынешней их стоимости обосновано только в том случае, если нет никакой возможности подключиться к сети электроснабжения, а доставка топлива затруднена или невозможна в разное время года, поэтому использование дизельного генератора исключается.

«Узбекский рынок любит корейские аккумуляторы»…

Наиболее реалистичными выглядят планы снижения цен на индустриальные аккумуляторы, за производство которых взялся «Узвторцветмет» - монополист в сфере сбора и переработки лома цветных металлов. База для снижения – доступность свинца, основного компонента аккумуляторной батареи.

Проект общей стоимостью $7 млн реализуется в партнерстве с корейским производителем Unikor Battery Co., Ltd. Проектная мощность – от 100 тыс. шт. батарей в первый год - впоследствии может быть увеличена в 2-3 раза. Запуск намечен на IV квартал текущего года, 70% продукции пойдет на внутренний рынок.

Бехзод ЮНУСОВ, руководитель управления развития бизнеса АО «Узвторцветмет»:

- Сегодня Узбекистан импортирует порядка 50-70 тыс. шт. индустриальных аккумуляторов в год. Потребители - телекоммуникационные системы, солнечная энергетика, спецсвязь и т.д.

70-80% локализации по нашему проекту – сырье. Корейская компания дает технологию и полностью контролирует производство с точки зрения качества. А узбекский рынок очень любит аккумуляторы корейских производителей, так что в этом плане, я думаю, мы выбрали правильного поставщика оборудования и технологий.

В конце года мы уже выйдем на рынок. Качество будет корейское, а цена - ниже китайской.

- Есть ли у вас другие преимущества, помимо дешевого сырья?

- В Узбекистане в зависимости от сезона температура колеблется в амплитуде примерно от +50° до -20°. Чтобы аккумулятор нормально работал, нужно обеспечить ему стабильные 20-25° на протяжении всего года. Потребители зачастую не могут этого сделать, в результате аккумуляторные батареи, которые по паспорту должны использоваться 5 лет, приходят в негодность уже через 2 года. А производитель дает гарантии только при соблюдении нормативов.

Используемая нами технология позволяет решить проблему термостойкости аккумулятора на уровне его конструкции.

- Потребитель в Узбекистане еще не привык доверять местному производителю, и в этом я вижу большую проблему для новых производств.

- Мы намерены сделать качественный высокотехнологичный продукт. Наши аккумуляторы будут работать дольше импортных аналогов, потому что мы учли климатический фактор.

Также у нас в планах после запуска этого проекта где-то примерно в 2020 году запустить производство солнечных панелей. Основная часть их себестоимости – примерно 60% - это кремниевые элементы, которые по объективным причинам производятся только в нескольких странах мира. Оставшиеся 40% - это будут местные материалы: алюминиевые рамы, стекло, пленка, вся электрика и т.д. По цене должно получиться дешевле импортных аналогов. И наши сервисные центры будут работать во всех регионах, это тоже большое преимущество.

«Нужны полиэтиленовые закрытые цистерны большой емкости. В республике их никто не производит, а металл – очень дорогой»…

Проект по производству биогазовых установок реализуется «дочкой»  «Узнефтегазмаша» - ООО «UNGM-Biogaz» совместно с Ташкентским институтом инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства и бухарским ООО «Узжамоллойиха». Проектная мощность полностью зависит от объема заказов. Ориентация – 100% внутренний рынок.

Дешевизна установки для покупателя – под вопросом, потому что большая часть комплектующих – это импорт.

Юлдаш ТУРГУНБАЕВ, директор ООО «UNGM-BIOGAZ», АО «Узнефтегазмаш»: 

- Прежде чем что-то внедрять, нужно иметь хорошую технологию. В нашем случае это технология профессора ирригационного института Шавката Имамова. Он занимается этим с 1987 года, одна из первых его установок сейчас успешно работает в Бухаре, в собственном фермерском хозяйстве бухарского нефтеперерабатывающего завода.

В 2016 году этот капитальный проект обошелся «Нефтегазу» в 2 млрд 900 млн сумов и уже почти окупился. Установка общим объемом 250 кубов рассчитана на 2000 голов крупного рогатого скота, перерабатывает 25 тонн помета КРС в 420 кубов биогаза в сутки. На выходе получается метан, электричество и обогащенные минеральные удобрения – биогумус. С 1 кубометра биогаза мы получаем 150 Гкал тепла и 3 кВт*ч электроэнергии.

Полностью закрытое безотходное производство, сбросов – нет, вода циркулирует в системе, никуда не сливается. За удобрениями - очередь стоит, чтоб купить. В принципе, из любых органических отходов можно получить биогаз, но из помета КРС и птицы это наиболее удобно при переработке.

- Какова ценовая политика вашего проекта?

- Наш 15-кубовый реактор на 25-30 голов КРС стоит сейчас порядка 110-120 млн. Но нужно понимать, что если ты 120 млн туда заложил, ты сразу свою потребность покроешь… нет! Нужно копить газ сперва. Пока установка по нашей технологии в цикл войдет, почти 3 месяца нужно. Зато потом он будет каждый день давать стабильные объемы газа, не останавливаясь в зимние месяцы, как у других производителей. Установка полностью автоматизированная. Главное, чтобы сырье постоянно поступало – определенное количество каждый день. Нет сырья, не будет работать.

- 120 миллионов – это для фермера, мягко говоря, немало. За счет чего можно снизить себестоимость такой установки?

- Стоимость установки велика, потому что почти все комплектующие импортные - ТЭНы, компрессоры, насосы… Республика производит промышленные насосы большой мощности, а нам бытовые нужны, маленькие.

Основа проекта – большие металлические емкости, для изготовления которых также используется импортный металл.

Можно было бы значительно снизить цену, если заменить в реакторе металл на пластик. Но пластиковые закрытые цистерны больших размеров в республике не производятся, форм таких нет. А ставить несколько маленьких невыгодно, потому что для каждой нужен будет отдельный обогреватель, перемешивающее устройство и т.п.

В Узбекистане у нас есть конкуренты, которые почему-то очень дешевую цену называют на свои установки: 1 куб = 1 млн. сумов. Мы посчитали так и эдак, – уложиться в такую сумму абсолютно нереально.

Сейчас мы ведем переговоры с российскими компаниями о производстве установок с полиэтиленовыми, а не металлическими емкостями. Если получится, чтобы подешевле было. В эксплуатации это будет идентично.

Вообще-то планировалось, что «Агробанк» будет давать фермерам льготные кредиты на покупку биогазовых установок, но пока этого нет. Кредит по ставке 18-20% - это не льгота.

Единственное, что можно в этой ситуации посоветовать – это кооперироваться маленьким хозяйствам, покупать одну большую установку на 2-3 фермы. 10-15 коров особого эффекта не сделают, это очень маленькое выделение газа. Но если сложиться,   уязвимое место – система дележа.

- Что делать?

- Спрос на биогаз в республике сейчас очень большой: огромное количество теплиц, которые нужно зимой обогревать. Фермеры жгут уголь, дрова, газ в баллонах… Все это дает выбросы в атмосферу. А если им помочь льготными кредитами – под 5-7%, плюс – разрешить в обеспечении ставить саму установку по 100% стоимости, процесс пойдет.

- После того, как фермер вложит в вашу установку 120 млн, как скоро окупится у него эта инвестиция и как долго проработает оборудование?

- На примере бухарского завода скажу вам – мы предполагали, что срок окупаемости будет в пределах 4-5 лет, в реальности получается 3-4 года. Ежедневно вы загружаете 20 тонн помета, и ежедневно получаете через сепаратор на выходе порядка 8 тонн чистейшего биоудобрения в сыпучем виде. И оно буквально «улетает» по 1.5 тыс. сумов за килограмм, даже без фасовки. Вот вам уже 12 млн в день, неплохие деньги, не считая, собственно, стоимости получаемого газа и электроэнергии.

«Средний ценовой диапазон, автоматическая очистка от пыли»…

На «средние цены» изначально ориентирован проект по производству фотоэлектрических станций малой мощности на базе АО «Узэлтехсаноат», который будет реализован до конца 2019 года. Общая стоимость проекта – $17,8 млн, заявленная проектная мощность – 500 КВТ в год, ориентация – 100% внутренний рынок.

Умид УМУРЗАКОВ, начальник отдела реализации и мониторинга инвестиционных проектов АО «Узэлтехсаноат»:

- В принципе, подобные модули уже производятся компаниями системы «Узэлтехпром» - ИП ООО «Ташэлектроаппарат», ООО «MirSolar».

- Какая ценовая политика закладывается в этот проект? Чем установки будут отличаться от аналогов?

- Мы планируем средний ценовой диапазон при достойном качестве. В качестве конкурентного преимущества проект предусматривает автоматическую систему очистки фотопанелей от пыли и осадков.

- Каков уровень локализации? 

- У наших производителей фотоэлектрических станций он сейчас составляет примерно 48%. Кабели и провода, инверторы - свои. Импортируются только кремниевые пластины и гелевые аккумуляторы. Если элементы из кремния мы объективно не можем произвести, то в отношении аккумуляторных батарей такая возможность рассматривается.

- Базовый материал для производства аккумуляторов – свинец. Как вы собираетесь держать ценовую конкуренцию с «Узцветметом» в этом вопросе?

- Возможно, будет использоваться импортный российский свинец или он будет покупаться у «Цветмета». Каждый производитель по своей линии прорабатывает этот вопрос, потому что есть такой заказ.

- Наверняка основные продажи вам будет обеспечивать не Ташкент, а отдаленные регионы, конкретно – участки с перебоями в энергоснабжении. И там большое значение будет иметь инфраструктура, постпродажный сервис. 

- Мы понимаем, что нужно открывать авторизированные сервисные центры  хотя бы в областных центрах. И в этой сфере тоже должна быть конкуренция, которая обеспечит оптимальные расценки на сервис. Без этого массовое производство не приведет к массовому потреблению.


Вопрос остается открытым: если практически под все реализуемые проекты «базой» будут импортные комплектующие, сделает ли погоду  постпродажный сервис? Будем надеяться на льготные кредитные линии, или все-таки нужно искать пути снижения производственной себестоимости? 

Возможно, для национальных производителей это шанс, который они сейчас фатально упускают. Нет пластиковых цистерн большой емкости - возможности их производства прорабатываются в России. Нет малых насосов - проблема закрывается все тем же импортом... Правильно ли это? Есть ли другие пути?

Юлия ЯШИНА

Комментарии: 0
Вы не авторизованы
Добавить комментарии без регистрации

Вверх