Huawei Uzbekistan 2
Защита интеллектуальной собственности в Узбекистане: проблемы и пути их решения

По данным Госкомконкуренции за последние 5 лет поток жалоб на недобросовестную конкуренцию в сфере интеллектуальной собственности вырос более чем в 7 раз. А результаты рассмотрения исков от правообладателей в судах наводят на мысль, что статус национального производителя для ответчика - большое преимущество. Притом, что производство, как таковое, далеко не всегда является конечной целью присвоения. Брендрейдинг – захват чужих брендов благодаря «лазейкам» в законодательстве и невысокому уровню правоприменения - наносит ущерб импортерам и национальным производителям, играющим по правилам.

Невысокая ценность интеллектуальной собственности в Узбекистане объясняет, почему от действий патентных троллей здесь страдают именно зарубежные торговые марки. Почему это в любом случае плохо для республики, заинтересованной в притоке технологий, инвестициях и нормальных внешнеторговых отношениях, говорить, наверное, не нужно.

Узбекистан сегодня переживает комплексное реформирование: меняются подходы, создаются новые механизмы, принимаются революционные решения в политике и экономике. Результатом процессов, инициированных Президентом Шавкатом Мирзиеевым, становятся многомиллиардные внешнеэкономические договоренности. И одно из обязательных условий их реализации – обеспечение защиты интеллектуальной собственности. 

Узбекистан - не первая и не последняя страна, столкнувшаяся с этой проблемой. Но чтобы понять, чем это лечится, нужно знать причины.

Правовое поле

В международной практике защита товарных знаков обеспечивается Соглашением ВТО о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), которое распространяется на 164 государства-члена – практически на весь мир. Из контекста выпадают всего десятка три государств, включая Острова Кука и Федеративные штаты Микронезии. Для остальных Соглашение по интеллектуальной собственности – это святое.

Особо в нем усилена защита общеизвестных товарных знаков и общеизвестных знаков обслуживания. Подразумевается «известность товарного знака в соответствующих кругах общества, включая известность в стране-члене, достигнутая его рекламой». Если некая торговая марка общеизвестна, по логике ТРИПС никто иной не должен иметь возможность закрепить за собой такое или схожее название, либо его элемент. Даже если сама эта марка в страну не зашла и не зарегистрировала здесь свой товарный знак.

В Узбекистане права на интеллектуальную собственность находятся под защитой Конституции, Гражданского кодекса, Закона «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» и еще целого ряда подзаконных актов. Перед уполномоченным государственным органом – Агентством по интеллектуальной собственности (АИС) стоит задача препятствовать нарушению существующих прав при регистрации новых товарных знаков. В частности, апелляционный совет АИС тоже исследует вопрос общеизвестности товарного знака, если получает соответствующее заявление от правообладателя.

 В сентябре 2007 года не без усилий Госкомконкуренции в Законе о товарных знаках появились статьи 32-1 «Общеизвестный торговый знак» и 32-2 «Правовая охрана общеизвестного товарного знака», защищающие обозначения, не имеющие правовой охраны на территории РУз, если они использовались и стали широко известны среди соответствующих потребителей в Узбекистане. Строго говоря, можно придраться к формулировке «широко известен», поскольку нет законодательно закрепленных критериев «широты», а, следовательно, - есть определенное поле для манипуляций. Возможно, именно поэтому никаких указаний на степень известности товарного знака нет в положениях [1]  ТРИПС. Однако это не самая большая наша проблема.

Позиция Госкомконкуренции:  

«Закон – правильный, но он не работает. Суды более лояльны к узбекским предпринимателям»

По словам представителя Госкомконкуренции, - практика регистрации уже известных на рынке республики товарных знаков «имеет место». Порой это делают узбекистанские  дистрибуторы, ввозящие товар на основании договоров с производителем, имеющим охрану товарных знаков за рубежом. 

Валентина ДУБРОВСКАЯ, главный специалист Управления развития конкурентной среды Госкомконкуренции РУз:

- С 2014 года мы судимся по вопросу нарушения прав на товарный знак Kalekim. В своём секторе он входит в первую пятёрку торговых марок Турции! Дилеры завозили в Узбекистан сухие строительные смеси, участвовали в выставках, у них была реклама. Но регистрировать торговую марку в Узбекистане правообладатель не стал, полагаясь на международные нормы и гарантии. В итоге одна из местных компаний стала производить подобную продукцию и зарегистрировала самую узнаваемую часть товарного знака в Узбекистане на себя. И ей до сих пор удается отстаивать свои позиции в суде, потому что она – «национальный производитель».

Подобная схема часто используется и в фармацевтической отрасли: 1) завоз товара в качестве официального дистрибутора; 2) производство аналога (порой даже - на базе импортного товара в форме «in bulk»[2],  требующей только фасовки и упаковки); 3) регистрация товарного знака на себя; 4) удаление с рынка изначального правообладателя-конкурента.

Говорить о законе сложно. Он у нас в такой же редакции, как в других странах СНГ. Но у них это работает, а у нас – нет.

Кроме того, мы не всегда можем доказать, что товарный знак присутствовал на рынке Узбекистана до его регистрации узбекским предпринимателем. Для этого мы должны получить данные таможни, но они не всегда детализированы в достаточной степени.

 Мнение юриста: 

«Уровень защиты интеллектуальной собственности в Узбекистане пропорционален входящим в него инвестициям»

Джамшид АЪЗАМХОДЖАЕВ, старший юрист международного адвокатского бюро «Legalmax»:

- Крупные мировые компании привыкли к определенным стабильным и прозрачным условиям работы на иностранных рынках. И поскольку Узбекистан постепенно становится для них открытым рынком, они рассчитывают здесь получить такие же гарантии и условия.

Можно сказать, что состояние уровня защиты интеллектуальной собственности в Узбекистане пропорционально количеству входящих в него инвестиций и иностранного бизнеса. Пока защита находится на низком уровне, и инвестиции будут там же. Интеллектуальная собственность всегда опережает вхождение самого бизнеса, и инвесторы сначала должны удостовериться, что их активы будут должным образом защищены.

Сейчас зарубежный производитель продукции или услуг в Узбекистане сталкивается с двумя фактами: либо узбекские производители начинают копировать или имитировать его продукцию, либо он хочет зайти на рынок, но не может, потому что его бренд уже захвачен.

Иностранные компании, как правило, не выкупают права на свою захваченную интеллектуальную собственность, потому что не хотят поощрять пиратские действия и это противоречит их внутренней политике. Кроме того, иски, проигранные в Узбекистане рядом известных зарубежных компаний, не сумевших отстоять свои бренды, могут сформировать  негативное представление об узбекской  системе судопроизводства. Не хотелось бы, чтобы впечатление об отсутствии правовой прозрачности и предсказуемости порождало у инвесторов нежелание работать в Узбекистане. 

Вот перечень компаний, которые хотят, но не могут зайти в Узбекистан:

- Турецкая компания «KALEKIM KIMYEVIY MADDELER SANAYI VE TICARET ANONIM SIRKETI». Бренд этой компании «KALEKIM» (строительные материалы) в Узбекистане зарегистрирован на узбекскую компанию. Многие годы истинный правообладатель и производитель не может добиться справедливого решения.

- Американская компания HASBRO Inc. Ее брендом «Play Doh» (детские игрушки и канцелярские товары) в Узбекистане владеет узбекская компания, не имеющая никакого отношения к настоящему владельцу бренда.

- Международная фармацевтическая компания «Merck Sharp and Dohme». С решением узбекского суда, связанного с патентами этого фармацевтического гиганта, выражают несогласие ведущие юристы сразу нескольких международных адвокатских бюро за рубежом, но все попытки отстоять свои права в Узбекистане у этой компании провалились.

- Российская компания «Синтез», один из крупнейших производителей антибиотиков в СНГ. Его бренд «Оксамп», также был утрачен в Узбекистане.

- Крупная японская торговая сеть «Miniso», очень известная во всем мире, недавно смогла открыть свой первый магазин в Узбекистане. Но товарный знак «Miniso» не зарегистрирован на территории республики на истинного владельца, так как присвоен гражданином Узбекистана.

И таких примеров можно привести не одну сотню.

По мнению большинства иностранных правообладателей, особое внимание следует уделить объективности рассмотрения подобных дел в судах, исключить влияние «человеческого фактора» в ходе судебного производства. Потому что тот, кто идет по пути воровства и присвоения, к сожалению, нередко имеет определенные возможности влияния на принятие решений. И – однозначно - нарушения не должны оправдываться под соусом локализации, импортозамещения и поддержки национального бизнеса. 


«Если государство и суды поддержат истинного правообладателя, в конечном итоге они поддержат и национальных производителей, национальный рынок»

Лола ИСЛАМОВА, партнер, патентный поверенный «Legalmax»: 

- Если государство и суды поддержат истинного правообладателя, в конечном итоге они поддержат и национальных производителей, национальный рынок. Потому что в конечном итоге это подстегнет конкуренцию в правильном направлении. Оригинальная продукция будет защищена, технологии зайдут - в том числе, в формате франшизы - чтобы рабочие места создавались в сфере производства, а не в торговле. Наконец, придут инвестиции, которые так нужны экономике.

Позиция истинных правообладателей состоит в том, что они не ограничивают производство национального продукта. Пожалуйста, производите его! Пускай он будет дешевле, - у каждого продукта свой сегмент. Но - не злоупотребляйте нашей торговой маркой, потому что, чтобы бренд стал узнаваемыми, были вложены миллионы, если не миллиарды долларов. А вот эти действия – имитация и присвоение бренда - во всем мире называются недобросовестным использованием преимуществ конкурента. Имитаторы ничего не вложили, скопировали дизайн и, пользуясь чужой репутацией, продают свою продукцию, которая откровенно «не тянет» по качеству. Таких случаев в Узбекистане - сотни.

Уполномоченным органом для регулирования споров по недобросовестной конкуренции является Госкомконкуренции. Но – максимум! - что может Госкомконкуренции, — это выдать предписание не выпускать контрафактный продукт. Если нарушение продолжится, он оштрафует производителя на 10 МРЗП – немногим больше полутора миллионов сумов. Это весь предел ответственности нарушителя. И ничего не мешает ему сказать: «вот вам 10 МРЗП, и я буду продолжать это делать, потому что это мне выгодно». 

В развитых странах за каждый такой случай – за каждый! – платится штраф в десятки тысяч долларов, не говоря о других видах возмещения ущерба. Отсутствие реальной соразмерной имущественной ответственности за правонарушения в Узбекистане приводит к тому, что они продолжают совершаться.

Кроме того, нет законодательного обеспечения и сформированной практики возмещения ущерба, причиненного правообладателю в сфере интеллектуальной собственности. Подобного рода иски в Узбекистане, как правило, никогда не удовлетворяются. Мы сейчас говорим о торговых наименованиях, а есть более глобальная тема – когда воруются не названия брендов, а формулы активного вещества, охраняемого патентом, способы производства продукции, высокотехнологические решения. Программное обеспечение, современные технологии, - этот список может быть очень длинным.

Отсутствие защиты приведет к тому, что владельцы новых технологий будут не заинтересованы во вхождении в Узбекистан. Слишком высок риск их безнаказанной утраты - растиражирования, незаконного присвоения, а соразмерной ответственности никто за это не понесет. Эту точку зрения поддерживают представители «Microsoft» и многих других софтверных компаний, с которыми мы контактировали.

- Как и в какой последовательности нужно решать проблему?

- Прежде всего, ситуацию в полной мере должны осознавать лица, на которых государство возложило такую задачу. Косметические поправки в Закон о товарных знаках по сути, ничего не изменят. Нам нужно полностью аудировать эту сферу с привлечением настоящих экспертов, которые понимают мировой опыт, десятки лет работают в этой сфере. И тогда лед действительно тронется.

Безусловно, нужно имплементировать действующие международные нормы и обеспечить условия для их реализации. Нужна комплексная работа в контексте всего законодательства.

- В том числе – в контексте таможенного регулирования?

- На самом деле одна из краеугольных проблем в области интеллектуальной собственности – это проблема параллельного импорта. Непонимание этого института в Узбекистане приводит к ввозу одной и той же продукции множеством компаний одновременно. В большинстве стран мира это запрещено, если только правообладатель сам этого не захочет.

В стране должен быть полноценный таможенный реестр. Таможня, видя, что ввозится товар с коммерческими целями, каждый раз должна спрашивать правообладателя - уполномочивал ли он на это конкретного импортера? Во всем мире это так. Помимо нарушения прав собственности, недочеты в практике ведения реестра чреваты убытками для официальных дилеров в Узбекистане, неконтролируемым притоком контрафакта, отсутствием постпродажного сервиса и гарантий для потребителей.

Подведем итоги

Любую проблему можно решить, если признать ее наличие и комплексно изучить. Предварительная стратегия действий может быть такой:

- Аудит законодательства и судебной практики в этой сфере, осмысленная имплементация международных норм; 

- Совершенствование правового поля в целях привлечения к ответственности (адекватные штрафные санкции + взыскание реального ущерба и упущенной выгоды) за  совершение незаконных действий в сфере интеллектуальной собственности; 

- Совершенствование института таможенного реества;

- Улучшение качества работы АИС в процессе проведения экспертиз заявок на регистрацию объектов интеллектуальной собственности.

Приглашаем к взаимодействию в этом вопросе национальное Агентство по интеллектуальной собственности, Государственный комитет по содействию приватизированным предприятиям и развитию конкуренции, законодательные, судебные и таможенные органы, международных и национальных экспертов в сфере интеллектуальной собственности. Заинтересованность и согласованные действия помогут найти правильные решения и обеспечить тем самым условия для реализации задач, поставленных Президентом.  


Внимание, опрос!

И в завершение статьи небольшой опрос. Какая из приведенных ниже точек зрения ближе лично вам? Будем благодарны, если вы сможете аргументированно согласиться или возразить автору статьи в формате комментария:

  1. Правовое поле и практика в сфере охраны права собственности должны соответствовать общепринятым мировым стандартам. Это не только вопрос имиджа страны, но и непременное условие выживания ее собственного бизнеса.
  2. Иностранные компании сами виноваты, что нарушаются их права. Нужно заранее регистрировать торговую марку в Узбекистане, прежде чем продукция попадет на рынок.
  3. Причиной неэффективности механизмов защиты интеллектуальной собственности в Узбекистане является __________________, потому что...
  4. Проблема с интеллектуальной собственностью несущественна, есть более серьезные вопросы, которые нужно решать.

Юлия ЯШИНА

[1] См. часть вторая ст. 16 прил. 1С Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности.

[2]  С принятием постановления Президента №ПП-3489 «О мерах по дальнейшему упорядочению производства и ввоза лекарственных средств и изделий медицинского назначения» от 23.01.2018 г. прекращена практика признания товаров в форме «in bulk» - продукцией отечественного производства.

Комментарии: 7
Вы не авторизованы
Добавить комментарии без регистрации
  • Нау-хау
    Нау-хау 7 месяцев назад

    Смотрю бюллетень АИС РУз и удивляюсь некоторые поданные заявки на изобретения получают свои патенты за 2,5 лет (не более 3-х лет), а другие за 5 лет и далее. Самое интересное в АИС поступает в среднем 550 заявок на изобретения, а выдача патентов составляет 50-55 штук в год. Этот показатель составляет в проценте 10%. При этом в зарубежных государствах этот показатель намного выше.

  • Нау-хау
    Нау-хау 7 месяцев назад

    Подал заявку на изобретение 4 года назад в АИС РУз. До сих пор экспертиза АИС не рассматривает. Спросил почему так а они говорят, что рассматривают по последовательности. Я еще раз спросил почему если по последовательности заявки которые были поданные позднее моей уже получили свой патент. А они говорят иногда бывает, что заявка рассматривается в течение 10 лет. Я вот подумал а за чем тогда вообще изобретать что-то и патентовать? Надо как-то узаконит сроки рассмотрения заявок на правовой основе, что бы АИС РУз то же несла ответственность за несвоевременное рассмотрение.

    • Юлия Яшина
      Юлия Яшина 7 месяцев назад

      Государственная регистрация изобретений и выдача патентов – это государственная услуга. И она, безусловно, должна быть четко регламентирована, в частности - иметь гарантированные разумные временные рамки исполнения. Однако ЗАКОН РУЗ «ОБ ИЗОБРЕТЕНИЯХ, ПОЛЕЗНЫХ МОДЕЛЯХ И ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБРАЗЦАХ» и ПРАВИЛА СОСТАВЛЕНИЯ, ПОДАЧИ И РАССМОТРЕНИЯ ЗАЯВКИ НА ВЫДАЧУ ПАТЕНТА РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН НА ИЗОБРЕТЕНИЕ определяют порядок составления, подачи и рассмотрения заявок, но – не определяют сроков выдачи патента ответственным за это госорганом. Все указания на конкретные сроки касаются либо действий заявителя (он должен произвести те или иные действия не позже такого-то срока), либо – определяют начало действий АИС (к примеру: формальная экспертиза заявки проводится по истечении двух месяцев с даты ее поступления в АИС и т.п.). Для сравнения в Российской Федерации временные рамки предоставления данной госуслуги четко определены: «Срок предоставления государственной услуги в части государственной регистрации ИЗОБРЕТЕНИЯ и выдачи патента составляет ТРИДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА (п. 13 Административного регламента предоставления Федеральной службой по интеллектуальной собственности государственной услуги по государственной регистрации изобретения и выдаче патента на изобретение, его дубликата). Срок предоставления государственной услуги в части государственной регистрации ПОЛЕЗНОЙ МОДЕЛИ и выдачи патента составляет ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА (п. 13 Административного регламента предоставления Федеральной службой по интеллектуальной собственности государственной услуги по государственной регистрации полезной модели и выдаче патента на полезную модель, его дубликата)».

  • Ватанпарвар
    Ватанпарвар 8 месяцев назад

    Узбекистан суверенное независимая государства у которого есть конституция и все государства должны соблюдать нашу конституции юрист Жамшид Аъзамходжаев прежде чем браться за защиту иностранных компании, первым очередом ,займется какой он урон наносить местним производителю .те компании которых он защищает не заинтересованы в производстве а наоборот продаже своих продукций и оттока инностранной валюти при этом страдает экономика и граждане Республики Узбекистан товарищ юрист

  • Тимур
    Тимур 8 месяцев назад

    Законы должны работать так, как это принято в цивилизованном мире. И пока у нас авторское право будет некоей абстракцией - мы так и будем забавной страной дикарей для многих крупных компаний, особенно высокотехнологичных, где интеллектуальная собственность - основной актив

  • Шухрат
    Шухрат 8 месяцев назад

    Отличная статья и я согласен с 1 пунктом в опросе!

  • Эмануэль
    Эмануэль 8 месяцев назад

    Иностранные компании сами виноваты, что нарушаются их права. Нужно заранее регистрировать торговую марку в Узбекистане, прежде чем продукция попадет на рынок.


Вверх